В сражениях второй мировой войны конструкторы могли на практике выявить все плюсы и минусы созданных ими систем реактивного оружия. В краткосрочной перспективе правильной оказалась ориентация советских конструкторов на реактивные снаряды, стабилизируемые в полете жестко закрепленным хвостовым оперением. Хотя эти снаряды обладают более низкой кучностью, чем турбореактивные снаряды, стабилизирующиеся в полете вращением вокруг продольной оси, а их громоздкие стабилизаторы затрудняют плотное размещение снарядов на пусковой установке, транспортировку и обращение с ними личного состава, важнейшим достоинством этих снарядов является простота и технологичность конструкции, позволяющая изготавливать снаряды с использованием относительно несложного оборудования.

Значительная часть деталей оперенных снарядов изготавливалась с использованием таких высокопроизводительных технологических методов, как штамповка и сварка, что не только позволяло организовать массовое производство снарядов, но и существенно снижало стоимость их изготовления. Именно это, последнее, обстоятельство заставило немцев заняться в конце войны созданием 78-мм оперенных реактивных снарядов 8 см R.Sprgr. Широко использовались снаряды этого типа и англо-американскими союзниками СССР по антигитлеровской коалиции.

Применявшиеся Вермахтом турбореактивные снаряды были трудоемки и дороги в производстве, но обладали гораздо лучшей кучностью, чем советские оперенные снаряды, поскольку в турбореактивном снаряде эксцентриситет тяги ракетного двигателя - основная причина снижения кучности - практически себя не проявляет, так как создаваемый им момент при вращении снаряда действует попеременно то в одном, то в противоположном направлении.

Парадоксальная ситуация, сложившаяся в первые послевоенные годы в области развития реактивного оружия, заключается в том, что если в конце войны немцы пытались использовать конструкции советских оперенных снарядов, то после войны советские конструкторы были вынуждены практически отказаться от разработки реактивных снарядов с жестко закрепленным хвостовым оперением и обратиться к немецкому опыту создания турбореактивных снарядов.

Этот болезненный процесс наиболее четко просматривается на примере модернизированного реактивного снаряда М-13. Работы велись в КБ-2 Министерства сельскохозяйственного машиностроения (Минсельхозмаш), которое было создано в 1946 г. на базе бывшего Народного комиссариата боеприпасов. В мае 1946 г. этому министерству было поручено заниматься всеми вопросами, связанными с реактивным вооружением, а название министерству дали в связи с включением в его структуру ряда предприятий по выпуску сельскохозяйственной техники (в так называемый «особый» период все они переключались на выпуск военной продукции).

Модернизированный снаряд М-13 имел обозначение М-13А. Одновременно с ним проектировался 140-мм турбореактивный снаряд ТРС-140.

М-13А имел такой же, как у прототипа, калибр 132 мм и прорабатывался в традиционном для советских реактивных снарядов оперенном варианте с реактивным двигателем на порохе ФСГ. Имелся также альтернативный вариант, выполненный по схеме турбореактивного снаряда. Реактивный двигатель этого снаряда работал на порохе НМ-4.

При создании оперенного снаряда М-13А использовалась и трофейная немецкая документация на разработанный доктором Буркхардом вариант советского М-13. Планировали привлечь к работе по этому снаряду и самого Буркхарда, но он погиб в авиационной катастрофе.

Опытные стрельбы, как и можно было предполагать, выявили преимущества 132-мм турбореактивного снаряда М-13А перед его оперенным аналогом, однако он, в свою очередь, уступал 140-мм снаряду ТРС-140.

Как это часто бывало в Советском Союзе, на этапе испытаний практически готовых изделий поступила «вводная», ставящая под вопрос всю проделанную КБ-2 работу: подготовленным ГАУ Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1175-440 от 14 апреля 1948 г. предписывалось использовать новые реактивные снаряды с боевых машин БМ-13Н.

Выдвинув такое требование, ГАУ исходило из того обстоятельства, что на вооружении Советской Армии находятся тысячи боевых машин БМ-13Н, заменить которые более совершенными системами в ближайшее время не представлялось возможным. Таким образом, повышение боеспособности частей реактивной артиллерии можно было достичь лишь совершенствуя реактивный снаряд. Что касается изношенной в годы войны ходовой части боевых машин - знаменитых грузовиков «Студебеккер», то их можно было заменить запущенными в серийное производство советскими грузовиками ЗИЛ-151. Эта задача значительно облегчалась тем, что артиллерийская часть БМ-13Н была выполнена в виде единого конструктивного узла, который в принципе можно было установить на любой автомобиль подходящей грузоподъемности.

Разумное в принципе, но запоздавшее требование ГАУ, вызвало патовую ситуацию: для его выполнения требовалось переделать, а точнее говоря - разработать заново уже практически готовые снаряды, что на долгие годы задержало бы перевооружение реактивной артиллерии Советской Армии.

«Разборки» по этому поводу продолжались в высших инстанциях до 27 декабря 1949 г., когда Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров требование ГАУ было снято. Отчасти этому способствовало то обстоятельство, что в странах Восточной Европы, Корее и Китае началось формирование национальных армий, на вооружение которых решили передать значительную часть парка БМ-13Н.

Ввиду явного преимущества ТРС-14 над обоими вариантами М-13А было принято решение продолжать работы лишь по ТРС-14.

В целом было проработано 8 вариантов конструкции снаряда, по 6 вариантов конструкции и рецептур порохового заряда.

Было осуществлено 2845 пусков снарядов, на стендах прожжено 1813 ракетных двигателей.
Государственные испытания проводились в IV квартале 1951 г., для их проведения было поставлено 700 турбореактивных снарядов. В декабре 1951 г. государственные испытания закончились с положительными результатами. Во втором квартале следующего года успешно прошли войсковые испытания, для которых было поставлено полторы тысячи турбореактивных снарядов.

25 ноября 1952 г. Постановлением № 4964-1235 140-мм турбореактивный снаряд был принят на вооружение как М-14-ОФ (ОФ - осколочно-фугасный).

По своей конструкции М-14-ОФ напоминал турбореактивный снаряд МД-20Ф. Он состоял из головной и ракетной частей. Ракетная часть включала камеру, пороховой заряд, воспламенитель, диафрагму, сопловое дно и свечу.

Пороховой заряд состоял из семи цилиндрических одноканальных шашек нитроглицеринового пороха. Воспламенитель предназначен для воспламенения порохового заряда. Он состоял из 40 г. дымного ружейного пороха, помещенного в алюминиевую оболочку.

Диафрагма предотвращала выброс недогоревших частей порохового заряда через сопловые отверстия и вместе с предохранительным диском воспламенителя удерживала шашки порохового заряда от перемещения в камере. Диафрагма закреплена в сопловом дне двумя винтами. Стабилизация снаряда в полете достигалась его вращением за счет истечения пороховых газов через 10 наклонных отверстий, проделанных в сопловом дне снаряда под углом 22° к его продольной оси.

Поскольку минимальная дальность стрельбы снарядами М-13 составляла около 7500 м, для стрельбы на меньшие дистанции на снаряд надевались кольца, тормозившие его в полете. С малым кольцом дальность полета составляла от 7550 до 5400 м, а с большим - от 5420 до 1000 м. Вероятное отклонение снаряда М-14-ОФ на предельной дальности без кольца было: по дальности 30 м и боковое 85 м.

Впоследствии на базе М-14-ОФ был разработан дымовой снаряд М-14Д, снаряженный желтым фосфором. А в 1955 году был принят на вооружение химический снаряд М-14.
березовые дрова в истринском районе
 
Категория: Реактивные снаряды